23 января 2003
2917

Обыкновенный кротизм: Компартию могут погубить имитаторы

Main 22473
Скандал внутри КПРФ и Народно-патриотического союза России (НПСР) стал катализатором сразу нескольких процессов в рядах левых патриотов. Источники в компартии даже признаются, что идея вотума недоверия правительству Михаила Касьянова возникла для того, чтобы быть дымовой завесой раздрая среди левых. Часто противоречия исполкома НПСР и президиума ЦК КПРФ сводят к личному противостоянию двух Геннадиев - Зюганова и Семигина. Реально конфликт гораздо глубже. В нем сплелось сразу несколько линий: сложные личные отношения между ключевыми фигурами, кадровый дефицит (в компартии мало эффективных менеджеров), финансовые проблемы и разный взгляд на способы их решения, а главное - видение того, что должно случиться с компартией и всей левой оппозицией в ближайшие 10-20 лет.

Два крыла одной партии

В КПРФ, или - еще шире - в стане левых патриотов, сосуществуют и соперничают два основных течения. Сторонники первого настаивают на необходимости скорейших перемен в компартии и примкнувших к ней организациях. К ним можно отнести часть президиума ЦК во главе с Валентином Купцовым, большинство глав региональных организаций КПРФ и НПСР, значительную часть членов фракции компартии и группы аграриев. Эти люди всерьез рассчитывают взять власть в стране. Если не сейчас, то в перспективе.

Сторонники второго течения стремятся сохранить статус-кво. Персонально это направление возглавляет сам Геннадий Зюганов плюс половина преданных ему (лично, а не по идейным соображениям!) членов президиума ЦК, меньшая часть региональных лидеров. Этим людям не нужна перспектива. Попытки сделать из КПРФ динамичную традиционалистскую партию европейского типа их пугают.

Противостояние двух крыльев одного политического течения - главная причина скандала внутри НПСР. Зюганов и его окружение старательно вымарывали все яркие пятна на красном знамени КПРФ. Сначала это были Семаго--Подберезкин-Тулеев (люди, безусловно, разного уровня и политического веса, которые пытались мыслить самостоятельно, без оглядки на ЦК), затем другой `вражий` треугольник: Селезнев-Горячева-Губенко. Теперь зреет третий: Сергей Глазьев - Жорес Алферов - Геннадий Семигин.

- Я долго не мог понять: в чем причина? Почему у меня осложнились отношения с руководством партии? Потом понял: Геннадий Андреевич просто хочет выбить меня с политического горизонта, желая остаться там один, - прозрел думский спикер Геннадий Селезнев уже после того, как его `выбили` с горизонта.

Один из `коммунистических диссидентов` вывел формулу: НПСР - это всего лишь отдел ЦК по работе с общественными организациями. Только таким его хотели бы видеть зюгановцы. Когда это не получается, у окружения Геннадия Андреевича тут же возникает желание `навести порядок в стане патриотов`.

Когда президиум ЦК разгонял первую волну `раскольников и уклонистов`, все прошло тихо. Расправа над Селезневым-Горячевой-Губенко уже вызвала скандал (за исключение Селезнева из компартии проголосовали 76 участников пленума, 25 - были против). Изобличение очередной порции `кротов` обернется серьезным расколом в партии вплоть до организационного размежевания.

Имитаторы...

2003-й - год парламентских выборов, от результатов которых во многом зависят и ход президентской кампании, и вектор развития страны на ближайшие годы. Сейчас шансы коммунистов через лупу изучают все - от Кремля и `Единой России` до разных социологических институтов (под миллионные заказы) и политологов-любителей (без всякой корысти). От того, кто и как поведет левых на эти выборы, зависит судьба КПРФ и НПСР. Для Кремля самый удобный ведущий - Зюганов, самые оптимальные ведомые - его люди в президиуме ЦК. Причина проста - они хорошие имитаторы.

Середина 90-х - левые собрали 10 миллионов подписей под требованием отставки Ельцина, но не стали выносить этот вопрос на референдум (это шаг имел бы правовые и политические, а не пиаровские последствия).

1997-й - Зюганов на словах воюет с `младореформаторами` (Чубайс с Немцовым), но часть фракции КПРФ голосует за бюджет.

1998-й - провален импичмент, хотя у коммунистов было большинство.

Сейчас левые затеяли вотум недоверия кабинету Касьянова `снизу`, из регионов (опять же бессмысленный по правовым последствиям). При внешней непримиримости речей Геннадия Андреевича в Кремле хорошо знают: с ним всегда можно договориться. Один из высокопоставленных экс-соратников лидера КПРФ даже намекнул `Известиям`: у Кремля есть компромат на Зюганова и его окружение - если перестанет быть имитатором, то тут же утопят.

Геннадий Зюганов - самый удобный спарринг-партнер на президентских выборах. Его участие в них гарантирует Кремлю победу еще до формального старта. На парламентских выборах компартия обречена вроде бы на неплохой результат - 25 процентов. Но это успех эфемерный. Он не дает партии главного - участия в большой политике. Такой прорыв могли бы обеспечить другие потенциальные лидеры левых.

...И кошельки с кротами

Красноярские выборы принесли сенсацию - в рядах оппозиции обнаружился человек, способный стать конкурентом нынешнему лидеру, - Сергей Глазьев. Другой сенсацией стали результаты выборов в питерское Законодательное собрание. Никогда не пользовавшиеся в городе особой популярностью коммунисты провели в его состав сразу несколько своих представителей и сформировали фракцию КПРФ-НПСР. Парадокс, но оба случая успеха патриотов вызвали ярость у зюгановцев - они рассчитывали на очередной провал.

По информации `Известий`, к успеху в Питере `приложил руку` глава исполкома НПСР Геннадий Семигин. Именно этим объясняются ревность президиума ЦК КПРФ и заявление `о недопустимости вмешательства во внутренние дела партии`.

Тов. Семигин и тов. Зюганов - люди левых взглядов, оба не бедные. Правда, говорят, что первый в свое время `купил партию` второго. `В этих разговорах есть доля истины`, - утверждают сами коммунисты. Есть версия, что причиной противостояния стали именно деньги. Вернее, их недостаточное количество. Не случайно окружение Зюганова все чаще и чаще уличают в тесных отношениях с крупными олигархами (что делает позиции защитников трудящихся уязвимыми). Так, в контактах с Борисом Березовским замечен главный партийный финансист - глава Росагропромстроя Виктор Видьманов. Кстати, через Александра Проханова лидер КПРФ поддерживает контакт с тем же Березовским. Товарищи по партии давно подозревают Видьманова в том, что он `подсел` на кредиты крупного капитала, поэтому если постучат в дверь кредиторы, то `красный олигарх` останется ни с чем.

Что касается Семигина, то он действительно обладает значительными финансовыми ресурсами. Это делает его независимым в поведении от кого бы то ни было (будь то ЦК КПРФ или Кремль). Источники `Известий` утверждают, что центристские организации не раз делали Семигину заманчивые предложения о переходе в их ряды.

- Приписывать Семигину `кротизм` как минимум глупо. Настоящие `кроты` так себя не ведут, - заметил `Известиям` источник в ЦК.

Обстановка крайней подозрительности в руководстве КПРФ - не новость. `Кротизм` в КПРФ процветал и процветает. Весной-летом 1996 года автор работал в штабе Бориса Ельцина, там ни для кого не было секретом, как и за сколько (суммы более чем скромные) можно узнать о том, что творится у конкурентов - в зюгановском штабе.

Пока в КПРФ выявляют энпээсэровских `кротов`, в Кремле задумываются о перспективах левой оппозиции. На глазах растет сильная и энергичная команда (Глазьев-Семигин и, возможно, Купцов), которая ни при каких обстоятельствах не станет `ручной`. Если организационно она пока не оформлена, то ее контуры с каждым днем все отчетливей. А это значит, что у Зюганова все меньше остается шансов успешно имитировать борьбу за интересы трудящихся.

http://www.izvestia.ru/politic/article29113
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован