Эксклюзив
28 января 2012
10460

Профессор МГИМО Алексей Подберезкин: Демографическая проблема, стоящая перед российским креативным классом, одна из важнейших проблем, стоящих перед всей нацией...

Задача N 6. Демографическая проблема креативного класса

В среднем содержание ребенка
в школе обходится в 60 000 рублей,
а в тюрьме - 350 000[1].

Е. Ямбург


Во времена коммунизма пенсионеры были
куда лучше интегрированы в общество[2].

Л. Мийо. "Либерасьон"


Демографическая проблема[3], стоящая перед российским креативным классом, одна из важнейших проблем, стоящих перед всей нацией. Она состоит из нескольких самостоятельных проблем, некоторые из которых относятся не только к креативному классу, но и ко всей нации, а некоторые - является исключительной "привилегией" креативного класса России. В частности, если речь идет о массовой эмиграции творческих личностей, целых креативных социальных групп из страны, исчисляемой ежегодно сотнями тысяч человек. Так, но некоторым оценкам, каждые три года из России уезжает около 1 млн человек, представляющих творческие профессии (хотя официальная статистика фиксирует "стабилизацию" на уровне 100-120 тыс человек в год). В условиях XXI века, когда креативный класс становится главным двигателем развития и основным богатством нации, такое "бегство талантов" даже опаснее для нации, чем общее сокращение её численности. И для этого есть вполне конкретные причины и люди, которые за это отвечают. По словам Г. Вишневской, "уезжают - значит нет условий для работы, для жизни"[4]. В мировой борьбе, где главная ставка креативные человеческие ресурсы, Россия стремительно проигрывает развитым странам.

Эта проблема - основное ресурсное противоречие современной России: сохраняющийся пространственный геополитический огромный ресурс нации, с одной стороны, и убывающая творческая часть, способная к его освоению, - с другой[5]. Осваивать огромные территориальные и природные ресурсы страны становится просто некому, ведь освоением новых пространств всегда занимались наиболее креативные и пассионарные слои населения.

Последние годы в России власть - сначала В. Путин, а затем и Д. Медведев - заговорила о демографической проблеме. Были разработаны государственные программы и предприняты заметные шаги по изменению катастрофической ситуации, развивавшейся в России с 1991 года. Были получены даже некоторые позитивные результаты. В частности, сократилась смертность и выросло число новорожденных уже в 2008 году, а в 2010 году число рожденных сравнялось с умершими, т.е. впервые за 20 лет численность населения стабилизировалась. Но не креативного класса, который продолжал вымирать и эмигрировать.

В этой связи мне хотелось бы обратить внимание на некоторые аспекты проблемы применительно к главной теме - прежде всего положению и роли креативного класса, - на которых общественное мнение еще не концентрирует своего внимания. Существующие демографические государственные программы не могут в конечном счете заменить отсутствие национальной стратегии по этому вопросу. Что проявляется повсеместно и в самых неожиданных областях. Так активная часть нации - доноры, для которых материальное вознаграждение является второстепенным вопросом. После терактов на время происходит мобилизация это категории людей, которые по своей приходят на пункты переливания крови. Это - критерий, которым можно измерить нравственный потенциал нации. Примечательно, что за последние 10 лет количество доноров в России сократилось с 4 млн до 1,8 млн человек. Сегодня на 1 тыс. населения приходится 13-14 доноров (в странах Евросоюза - 40,2, а в США - 67)[6]. Это свидетельствует не только о нехватке крови, сколько, во-первых, о недостатке нравственности в обществе, а во-вторых, о том, что государственные программы не могут заменить общенациональные программы, мобилизующие лучшие качества народа.

Опыт реализации приоритетных национальных проектов (ПНП) в России оказался, на мой взгляд, удачным не потому, что получены "точечные" результаты: они-то, как раз, оказались наименее эффективными и кризис 2008-2010 годов их быстро похоронил. Опыт был удачным потому, что был дан толчок именно национальным проектам и идеологии. Это было заметно уже в 2007 году, но, к сожалению, не получило своего развития после 2008 года[7]. Импульс, данный ПНП, очень быстро затих, не получив развития из-за политики голого прагматизма финансово-экономической элиты.

Сегодня сложилось в целом неверное впечатление о том, что демографическая ситуация может быть решена только за счет государственных программ сокращения смертности и роста рождаемости. Конечно, когда средняя продолжительность жизни мужчин в России едва превышает 50 лет, а страна ежегодно теряла до 700 тыс. человек, эта проблема выглядит наиболее очевидной, заметной. Но что случится, если продолжительность жизни достигнет 75, даже 82 лет (как в Японии), смертность сократится до японского уровня, а рождаемость увеличится до уровня американского? Решит ли это, в конечном счете, демографическую проблему России, у которой в некоторых регионах Восточной Сибири и Дальнего Востока проживает менее 1 человека на квадратный километр?

В том виде, как она сегодня сформулирована, - да! Отток из этих районов сократится. Но правильно ли она сформулирована? Вот в чем вопрос. Я отвечаю на него отрицательно. И вот почему: возможность выживания нации и страны прямо зависит от соотношения сил в мире, которое в XXI веке определяется не величиной ВВП и военной силой, а объемом и качеством НЧП, прежде всего его демографическими характеристиками. В этой связи следует подчеркнуть следующее.

Человеческий капитал имеет несколько важнейших измерений, среди которых средняя продолжительность жизни лишь одно из них, характеризующее человека и общество исключительно с физиологической точки зрения, оставляя "за скобками" следующие характеристики:

1. Социальная активность, т.е. способность индивидуума не только доживать, но и активно участвовать в жизни общества и государства. Для этого не только общество должно быть нужно человеку, но и человек - государству и обществу. Достаточно посмотреть на статистические данные, из которых видно, что уровень экономически активного населения относительно возрастной (в принципе трудоспособной) группы не достигает все последние 15 лет 68%, а в трудоспособном возрасте - 80%.



Это означает, что у нации есть огромные неиспользованные трудовые и творческие ресурсы, применение которых дает возможность быстро увеличить объемы ВВП за счет квалифицированного труда. Для этого необходимо создание определенных условий, в частности, временной работы, неполной недели и т.п. Причем работа эта может быть предоставлена государством в социальной и наукоемкой областях.

Значительно помогло бы, кроме того, снятие верхних возрастных пределов для профессионалов, особенно творческих специальностей. Мы знаем много блестящих преподавателей, ученых, художников, активно работающих и после 80 лет. Что, конечно, отнюдь не означает увеличения пенсионного возраста, о котором начали говорить либералы в 2011 году, или продолжительности рабочей недели - мечта М. Прохорова.

2. Информационно-культурное участие индивида в жизни общества. Накопленные за всю жизнь знания очень нужны обществу объективно, но практически не используется современным обществом и экономикой. Такова политика по отношению к пенсионерам - людям, достигшим 55 и 60 лет, которые зачастую являются уникальными носителями опыта, знаний, культуры, информации, но практически не используются современным обществом и экономикой в России. Неоправданные возрастные ограничения для лиц творческих профессий и профессионалов свидетельствуют лишь об одном: власть не в состоянии использовать накопленные ими знания и опыт. Это, впрочем, в полной мере и относится к профессионалам - госслужащим. Без работы в стране находятся лица, обладающие уникальными знаниями, - тысячи послов, торгпредов, генералов, в т.ч. от промышленности и экономики, - которые мешают "молодым менеджерам" управлять страной.

Так, не смотря на моду "остепеняться", появившуюся в последнее десятилетие, и облегчение получение ученой степени, общая численность докторов и кандидатов наук в стране отнюдь не растет, а реальных исследователей - сокращается[8].







На этом фоне "борьба за омоложение" науки, развернутая чиновниками, подходит скорее на уничтожение оставшихся в науке исследователей (а не защитившихся чиновников), которые по понятным причинам в основном принадлежат к старшей возрастной группе.

3. Экономическое участие, которое ограничивается искусственно суженными параметрами. "За скобками" остаются не только миллионы способных к труду инвалидов, но и огромный потенциал творческих личностей, которым ни государство, ни бизнес не дают шанса на самореализацию, а между тем эти люди могут многое дать экономике страны.

В этой связи возникает вопрос об огромной армии так называемых "пенсионеров", которая может стать не только резервом, но и мощным потенциалом развития российского общества. В условиях безработицы, а тем более кризиса, этот вопрос может показаться неактуальным, но только на первый взгляд. На самом деле как минимум по двум причинам он имеет самое прямое отношение к стратегии опережающего развития России.

Происходит объективный процесс старения населения, и доля пенсионеров, т.е. лиц, превысивших возрастной порог в 55-60 лет, будет увеличиваться, тем более если будет расти средняя продолжительность жизни. Причем уже сегодня ясно, что лица, проживающие в культурных центрах, как правило, имеют среднюю продолжительность жизни на 10-15 лет выше, чем по стране в целом. Примечательно и то (это подметили ещё французские демографы), что лица с высшим образованием имеют также более высокую продолжительность жизни. Так, сегодня в России самая высокая продолжительность жизни у граждан, проживающих в Центральном округе города Москвы, а отнюдь не в экологически благополучных районах Сибири.

Получается, что доля пенсионеров в российском обществе будет очень значительной. Причем эти люди, как правило, имеют хорошее образование, опыт, т.е. теоретически составляют самую ценную часть российского общества, на которую вместе с тем обращают меньше всего внимания.

Кроме того, - и это уже специфика России, - именно эти люди сегодня являются носителями интеллекта и творческого начала, который является главным условием для создания экономики знаний и нового общества. Конечно, у этой части общества, как правило, ниже энергетика и меньшая работоспособность, но за единицу времени они способны делать больше высококачественной работы. Не случайно российская фундаментальная наука и высокопрофессиональный производственный труд сегодня держатся на 60-летних. Общая закономерность такова: развитие экономики и общества предполагает "...вложение личного труда прежде всего в организационно-интеллектуальной, инновационной форме-знаний, управленческих навыков и т.д., - без чего невозможно осуществить какое-либо начинание"[9]. Этих знаний и опыта, конечно, больше у немолодых людей, которых нынешняя система общественных отношений выводит за скобки активной деятельности.

Государство и бизнес, похоже, делают все для того, чтобы минимизировать этот ресурс. На мой взгляд, введение модных сегодня неоправданных ограничений по возрастному принципу на госслужбе или в целом ряде отраслей промышленности не просто неоправданно, но требует пересмотра, причем скорейшего. Более того, в интересах государства создать также условия для лиц этой возрастной группы, когда потенциал "пенсионеров" может быть использован с максимальной отдачей. Это нужно прежде всего для того, чтобы увеличить массу креативного потенциала в обществе и экономике в короткие сроки, ведь для того, чтобы подготовить новую творческую личность, требуются десятилетия.

Демографическая политика должна строиться на принципе качества человеческого потенциала, а не только на количественных показателях. Это означает, что на первом месте должны стоять меры, которые способствуют росту уровня образования (например, введение всеобщего высшего образования), повышению культурного уровня (доступ к культурным ценностям должен быть максимально облегчен, более того, стимулироваться государством), обеспечению идеальных условий для доступа к информации (бесплатный Интернет).

Кроме того, демографическая ситуация в России в последние годы характеризуется как минимум двумя негативными обстоятельствами[10].



Первое - низкая в целом продолжительность жизни. По этому показателю Россия уступает не только развитым, но и большинству развивающихся стран. Это означает, что значительная часть активного населения, среди которых высока доля творческих граждан, просто не доживает 15-20 лет и не дорабатывает столько же.

Второе - удивительно высокая смертность среди мужчин самого работоспособного возраста - 30-45 лет, а также очень низкая продолжительность жизни мужчин вообще (менее 63 лет) относительно развитых стран (более 82-83 лет).

Действительно, если весь потенциал нации можно представить как сумму потенциалов отдельных личностей, то мы увидим, что конечный результат будет зависеть как от количества этих личностей (о чем говорят), так и от их качества (о чем не говорят). Предположим, что человеческий капитал нации насчитывает 100 млн граждан. Личный капитал (который может варьироваться, допустим, от 1 до 100) можно разделить на несколько групп. Упрощая ситуацию, можно допустить, что 20%, т.е. 20 млн граждан, относятся к креативной части общества, обладающей хорошим образованием, знаниями, опытом и творческим подходом. В среднем потенциал этой группы можно оценить выше среднего, предположим, в 60 единиц, что составит 1200 млн условных единиц творческого потенциала.

Другая часть общества, как мы знаем из опыта, заведомо не хочет увеличивать свой личный интеллектуальный и творческий потенциал. Допустим, что она составляет 30%, т.е. 30 млн человек, а ее средний рейтинг - 10 единиц. В итоге получается, что часть национального человеческого капитала этого социального слоя равняется (30 х 10) 300 млн условных единиц, т.е. в 4 раза меньше, чем человеческий капитал креативных слоев (хотя численно он и превосходит эту социальную группу).

В этой связи возникает простой вопрос: если качество человеческого потенциала определяется не столько количеством, сколько качеством, то почему общество и государство специально не занимаются программами по развитию креативных групп? В том числе увеличению продолжительности их активной деятельности?

Таким образом, сознательное сужение подхода к решению демографической проблемы средней продолжительности жизни, существующее сегодня, может рассматриваться лишь как самый первый шаг, не более того, за которым должны последовать другие, уже качественные программы и шаги. Понятно, что к этому надо стремиться, ибо Россия стремительно вымирает, но даже эти меры не отвечают, по меньшей мере, ответов ещё на два ключевых вопроса. Во-первых, о географическом размещении населения, когда, например, в районах Дальнего Востока проживает уже менее 1 чел. на кв. км, а в Москве - более 10 млн на 900 кв. км. А, во-вторых, о качестве этого населения, ведь государству небезразлично, будет ли прирост обеспечен на 1 млн чел. за счет деградированных личностей либо специалистов, творцов, которые остро необходимы экономике, обществу и государству.

Самая катастрофическая ситуация сложилась в здравоохранении. Это общепризнанно, хотя ситуация и начала меняться и говорить об этом начали с начала 90-х годов (см., хотя бы: Подберезкин А. "Концепция национальной безопасности России в 1994 г. М.: РАУ, 1993). По существу, мы ежегодно теряем сотни тысяч наших сограждан, в т.ч. и по причине несвоевременной и некачественной медицинской помощи. Теряем не только стариков, младенцев, но и граждан самого активного, в т.ч. креативного возраста. В этих условиях необходимо не просто принять программу, а разработать политику, направленную на изменение демографической тенденции. Мы должны бороться за жизнь каждого гражданина - и трудящегося, и пенсионера, и младенца, понимая, что мы боремся за будущее нации, поставленной на грань биологического выживания. Если, как предполагают эксперты, в России останется к 2020 году менее 115 млн человек, возникает и другой вопрос: кто останется, какое качество этого человеческого потенциала будет? Какова в итоге будет нация?

По мнению некоторых наша нация в эти годы это, - более 60% пенсионеров и еще 10% инвалидов. Это означает, что государство должно научиться использовать, причем полностью и максимально эффективно, потенциал этих 70% своих граждан. Они не должны стать обузой обществу по целому ряду соображений, но в том числе и экономических. Творческий потенциал, опыт, знания у этой части общества велик. Поэтому игнорировать его, а тем более превращать этих людей в иждивенцев, - недальновидно.

Сегодня все усилия власти сосредоточены на том, как "решить пенсионную проблему". Причем в очень своеобразной, исключительно неверной форме. Предполагается, что инвалиды и пенсионеры становятся иждивенцами общества, а их участие в экономике выражается только в нагрузке на бюджет. В очередной раз мы сталкиваемся с либеральным макроэкономическим подходом.

Подобный подход совершенно неверен. Пенсионер 55-60 лет (а тем более военный сорокалетний пенсионер) может работать еще 15-20 лет, т.е. целое поколение. Естественно, при определенных ограничениях, вытекающих из его физиологии. Причем труд этот может быть очень качественным, дефицитным и продуктивным. Для этого необходимо только снять неразумные ограничения и внедрить программы, ориентированные на физиологические особенности возраста, например, сокращенную рабочую неделю или специальную программу переподготовки.

В этом смысле улучшение качества здравоохранения следует рассматривать не как социальную нагрузку на бюджет общества и государства, а как инвестиции в креативный класс, опыт и знания. Не секрет, что дополнительное обслуживание продлевает нормы физического и морального износа нашей техники, в том числе и стратегических вооружений, где эти нормы увеличены на 10-20 лет. Хорошее здравоохранение способно сделать то же самое с большинством населения, которое сегодня просто списывается из экономической и общественной жизни. Не случайно в развитых странах расходы на здравоохранение в последние годы выросли в 2-3 раза и стали крупнейшей расходной статьей бюджета, занимающей до 12% ВВП.

В силу именно такого подхода проблемы доступности лекарств, качества продуктов, условий труда должны решаться немедленно, сейчас, а не отложены на далекую перспективу, тем более что решить эту задачу практически не только нужно, но и можно. Обычные аргументы о недостатке средств не должны быть причиной отказа от реализации подобной программы. В Швейцарии, например, где лучшее в мире здравоохранение, расходы на него целиком покрываются налогами на табачные изделия.

Реализация ПНП "Здоровье" - лишь первый, "точечный" шаг по достижению этой цели. Достаточно сказать, что нацпроекты задают темпы, при которых мы сможем выйти на уровень США 2006 г. лишь лет через 15-20, увеличив, например, качественную кардиологическую помощь в семь-восемь раз. Вряд ли можно рассчитывать, что только за счет реализации ПНП "Здоровье" эта задача может быть решена. Скорее можно говорить о частичных улучшениях, причем не во всех, а в некоторых областях.

Для того же, чтобы все это решить хотя бы в перспективе пяти-семи лет, необходимо либо увеличить масштаб ПНП "Здоровье" в десятки раз, либо сконцентрировать развитие экономики именно на этой задаче, превратив здравоохранение в одну из приоритетных экономических областей, что, кстати, и наблюдается в развитых странах, где удельный вес отрасли и бюджетного финансирования превышает российские стандарты в разы, а иногда и на порядок.

При этом важно напомнить, что с экономической точки зрения эти инвестиции очень эффективны, ибо здравоохранение - одна из самых наукоемких отраслей, где инновации внедряются наиболее быстрыми темпами.

Кроме того здравоохранение может и должно опираться не только на международные знания и сотрудничество, но и национальные научные школы (всех за рубежом не вылечишь), которые составляют значительную долю НЧП.


__________________

[1] Ямбург Е.А. Выступление на ассамблеи СВОП, в пансионате "Лесные дали". 2011. 11 апреля.

[2] Мийо Л. Российские пенсии с летальным исходом. 19 марта 2009 г. URL:http://www.inosmi.ru

[3] Проблема - зд. "разрыв между желаемым, требуемым и тем, что есть на самом деле на данный момент". Кокошин А.А. Формулы управления. М.: ЛЕНАНД, 2009. С. 10.

[4] Бабалова М. Галина Вишневская, цари и совесть // Известия. 2011. 13 мая. С. 9.

[5] "Для современной России характерно соотношение пространственной избыточности и быстрого сокращения людских ресурсов ...>> - писал профессор МГИМО(У) М.А. Хрусталёв. См.: Хрусталёв М.А. Методология прикладного политического анализа. М.: Проспект, 2010. С. 56.

[6] Программы развития Службы крови и массового донорства: результаты социологического сопровождения информационно-разъяснительной кампании. М.: Минздравсоцразвития: ВЦИОМ, 2009. С. 3.

[7] В 2007 году я писал по этому поводу: "К 2005-2006 годам сложились базовые - идеологические, политические, экономические - предпосылки для корректировки политического курса страны". Подберезкин А. (под псевдонимом). Человеческий потенциал и национальные проекты для России // Приоритетные национальные проекты - идеология прорыва в будущее. М.: Европа, 2007. С. 17.

[8] Наука России в цифрах: 2010. Стат. сб. М.: ЦИСН, 2010. С. 59.

[9] Клинова М.В. Государство и частный капитал: от теории к практике взаимодействия в европейских странах. М.: Магистр, 2011. С. 27.

[10] Российский статистический ежегодник 2010. М.: Росстат, 2010. С. 77.


Алексей Подберезкин - профессор МГИМО

28.01.2012

www.allrus.info

 

 

Фотографии

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован