Юрий Лебедев, Алексей Подберезкин: СОИ - новый этап гонки вооружений

CЕГОДНЯ, наверное, нет другой такой политической проблемы, вокруг которой было бы сконцентрировано столько домыслов, спекуляций и откровенной дезинформации, как "стратегическая оборонная инициатива" - СОИ. Точнее, речь идет о характере и существе американских планов по милитаризации космического пространства. Особую остроту эта проблема приобрела после встречи на высшем уровне в Рейкьявике, когда даже те, кто еще сомневался, смогли убедиться, что американская администрация не только остается горячим сторонником СОИ, но и готова пожертвовать ради нее крупнейшими за всю историю человечества договоренностями по ограничению и прекращению гонки вооружений, самой возможностью избавить мир от ужаса ракетно-ядерной войны. Вполне закономерен и оправдан в этой связи вопрос: почему Вашингтон готов пожертвовать всем ради СОИ? Наконец, что же такое в действительности СОИ, если ради нее США готовы - и это показал Рейкьявик - пустить под откос весь процесс обуздания гонки вооружений? Очевидно, что раз Вашингтон пошел на это, то с реализацией СОИ он связывает какие-то очень важные, стратегические цели. Вопрос в том - какие? Понятно, что официально провозглашенная цель СОИ - создание крупномасштабной эшелонированной противоракетной обороны, гарантирующей безопасность США,- не имеет ничего общего с истинной целью правящих кругов Вашингтона; уже неоднократно показывалось, что создание такой обороны даже от существующих ныне ракетно-ядерных средств дело нереальное `. Тем более такая оборона будет неэффективной в условиях активного противодействия Советского Союза, который - и это вполне естественно - предпримет вое необходимое для нейтрализации действий США. Таким образом, официально декларируемая цель СОИ выглядит неубедительной, но за ней скрываются подлинные, гораздо более опасные, угрожающие делу мира намерения. Истинная цель СОИ - это достижение военного научно-технического превосходства над Советским Союзом, создание принципиально новых видов и систем оружия и средств боевого управления ими, которые многократно превосходили бы существующие вооружения по своей боевой эффективности. Таким образом, СОИ - это качественно новый этап гонки вооружений, развязывая который Вашингтон намерен добиться военно-стратегического превосходства во всех областях военного противоборства, во всех видах и системах оружия и боевой техники, во всех формах военной деятельности, перевести соревнование с СССР на рельсы "технологического" соперничества. Именно это имел в виду Р. Рейган, заявляя вскоре после встречи в Рейкьявике: "В деле обеспечения своей безопасности мы можем делать ставку на американскую технологию либо на обещания Советского Союза... и я, когда угодно, готов поставить на американскую технологию". Таким образом, лишь весьма далеко идущие цели, которые США связывают с СОИ как со средством обеспечения "технологического" прорыва в области новейших вооружений, делают объяснимым поведение Вашингтона в деле ограничения гонки вооружений, ставят в логическую последовательность поступки американской администрации до встречи в Рейкьявике, в ходе нее и после. "ТЕХНОЛОГИЧЕСКАЯ" МЕЧТА ВАШИНГТОНА НА ПРОТЯЖЕНИИ всех послевоенных десятилетий США делали ставку на качественную гонку вооружений, на создание такого "сверхоружия", которое сделало бы победу в возможной войне с СССР "автоматической". Такая политика отчетливо прослеживается все последние десятилетия, и в этом смысле сегодняшняя ставка Вашингтона на новейшие технологические достижения не является чем-то принципиально новым. Совсем наоборот, она выступает характерной чертой развязанной Вашингтоном гонки вооружений на всех ее этапах. Вместе с тем новой особенностью современного периода гонки вооружений является то, что политические и военные амбиции правого крыла правящей американской элиты на достижение мирового господства совпадают с революционными изменениями, происходящими в научно-технической области, которые позволяют говорить о новом этапе научно-технической революции, в ходе которой коренным образом изменяются производительные силы общества. Эти революционные изменения дают такие потенциальные возможности человечеству в использовании результатов научно-технической революции, которых у него никогда прежде не было. К сожалению, новейшие достижения НТР Вашингтон планирует использовать прежде всего в военных, агрессивных целях. Короче говоря, создание широкомасштабной системы ПРО с элементами космического базирования может явиться лишь одним из возможных результатов реализации программы СОИ, раскручиваемой Вашингтоном спирали "технологической" гонки вооружений. Как подчеркнул М.С.Горбачев, "через СОИ можно выйти на новые виды оружия. Это мы тоже компетентно можем сказать. И выйти на совершенно новый этап гонки вооружений, с очень серьезными последствиями"2. В этой мысли, на наш взгляд,- ключ к пониманию нынешнего этапа военных приготовлений США, проводящихся под лозунгом "стратегической оборонной инициативы". Важно подчеркнуть, что работы, ведущиеся в рамках СОИ и других научно-технических программ, уже дают конкретные результаты, которые выражаются во взвинчивании гонки вооружений. Так, не может не обратить на себя внимания политика США в области военных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР). Известно, например, что новый военный бюджет Вашингтона, продолжающий тенденцию "запросов на разработку оружия" 80-х годов, был увеличен в 1986 году во многом за счет запросов на военные НИОКР. Только за один год расходы на эти цели выросли на 24 процента. При этом основной прирост был обеспечен за счет финансирования разработок принципиально новых видов и систем оружия: на 75 процентов увеличено финансирование СОИ, на 136 - программы "Миджитмэн", на 46 - противоспутникового оружия, на 52 процента - стратегических систем обнаружения, предупреждения, командования и контроля3. Таким образом, администрация США запланировала самые быстрые темпы роста тех статей военного бюджета, которые определяют опережающие темпы развития НИОКР и наиболее передовых областей науки и техники. Происходит своего рода интеграция ведущих направлений развития военных технологий, опирающихся на самую передовую научно-техническую и промышленную базу. В этом смысле СОИ выступает в качестве крупнейшего организационного мероприятия, объединяющего важнейшие технологические направления, научно-технические ресурсы и творческий потенциал (причем не только США, но и других стран Запада) в целях достижения военного научно-технического превосходства над социализмом. Этот вывод подтверждается многими высказываниями, а главное - политикой Вашингтона. Как признает один из чиновников Ливерморской лаборатории Карл Хауссман, "говоря честно, если СОИ сегодня исчезнет, то некоторые из концепций, лежащих в ее основе (речь идет об использовании ряда направлений НТР в военных целях), найдут свое воплощение за пределами этой программы... так как открываются такие перспективы, которые могут найти множество потенциальных возможностей для использования" 4. В самом деле, военно-технические последствия работ по программе СОИ сказываются уже сейчас, задолго до того, как реализация этой концепции американского президента может быть воплощена в виде широкомасштабной системы ПРО с элементами космического базирования. Иными словами, результаты работ, ведущихся по программе СОИ, воплощаются в конкретные виды и системы оружия до того, как принято решение о развертывании противоракетной обороны. Тем самым, по существу, дан толчок гонке вооружений в новых областях - наиболее передовых технологиях - с целью опередить СССР на многие годы в использовании результатов НТР в военных целях. Совершенно определенно на этот счет высказался американский физик Том Уивер, заявивший буквально следующее: "Я думаю, что если бы речь шла о какой-то узкой научно-технической области, то они (СССР) могли бы либо разработать, либо позаимствовать ее. Действительная же трудность будет заключаться для них в создании чего-то такого, что требует несколько интегрированных технологий (выделено нами.- Авт.). И, в определенной степени, создание рентгеновского лазера и космической обороны требует именно ряда высокоразвитых интегрированных технологий - в области электроники, оптики, материалов" 5. СОИ, таким образом, в соответствии с американскими планами, и будет тем самым проектом, объединяющим ряд интегрированных технологий: в области лазерной техники, двигателей, пучкового оружия, оптики, а главное - высокопроизводительных компьютеров, датчиков, средств связи и т. д. Поэтому явной попыткой обмана общественного мнения можно назвать заявление главы Белого дома, сделанное им вскоре после встречи в Рейкьявике, в котором говорится: "Я обнаружил (?!), что многие не совсем понимают, о чем идет речь, что им не разъяснили суть СОИ. СОИ предусматривает исследование чисто оборонительной, чисто мирной технологии". У нагнетания "технологической" гонки вооружений под прикрытием "оборонительной" фразы есть, конечно же, и другая, а именно невоенная сторона. Она заключается в том, что работы в рамках СОИ помогают Вашингтону реализовывать на практике стратегию "технологического" лидерства США среди других государств. СОИ призвана обеспечить рост американского политического, экономического и торгового могущества в мире. Причем, реализовывая эту программу под лозунгами "обороны Запада", Вашингтон сможет использовать новейшие научно-технические достижения и лучшие умы ведущих капиталистических стран в собственных интересах и в ущерб своим партнерам. Таким образом, взвинчивая "технологическую" гонку вооружений, Вашингтон пытается добиться целого комплекса широкомасштабных целей 6: обеспечить себе "технологическое" лидерство в мире, взвинтить военное научно-техническое противоборство с СССР, с тем, чтобы попытаться перевести военно-техническое превосходство в преимущество военно-стратегическое. Разговоры же об оборонительном характере СОИ - не что иное, как откровенная попытка ввести в заблуждение общественность своей страны и союзников по НАТО. ОРУЖИЕ ПЕРВОГО УДАРА КАК уже говорилось выше, разрабатываемые в рамках СОИ новейшие технологии позволят создать принципиально новые виды наступательных вооружений - ударные космические вооружения. Речь идет о лазерном, пучковом, а также кинетическом (электромагнитные пушки, самонаводящиеся ракеты, снаряды) оружии, обладающем высокой поражающей мощью и способностью в кратчайшие сроки, в массовом количестве и избирательно уничтожать удаленные на тысячи километров объекты как в космосе, так и на Земле. По дальности действия такое оружие является глобальным: размещенное на околоземных орбитах и обладающее способностью маневрировать, оно практически в любой момент способно создать реальную угрозу безопасности любого государства. Ударные космические вооружения (УКВ)-это прежде всего наступательные вооружения, предназначенные для нанесения первого удара по СССР и его союзникам. Это следует из военно-технических характеристик и возможностей данного вида оружия. Так, например, ударные космические вооружения могут эффективно применяться для поражения космических объектов другой стороны. Речь идет о космических спутниках, обеспечивающих важнейшие функции безопасности: раннее оповещение и предупреждение, связь, контроль и т. п. Их внезапное выведение из строя позволяет "ослепить" противную сторону и тем самым подорвать или даже полностью лишить ее возможности к действиям в ответ на ядерное нападение. УКВ могут быть использованы и для поражения важнейших объектов в атмосфере и на поверхности Земли, С помощью ударных космических вооружений, как считают специалисты, можно не только уничтожать самолеты, ракеты на старте, хранилища горючего и т.п., но и вызывать крупные пожары, создавать электромагнитные поля, парализующие или нарушающие жизнедеятельность людей и функционирование военной техники. Наконец, УКВ, использованные в качестве "интегрированного" потенциала, способны резко увеличить наступательную мощь ядерных вооружений, придать им опасное качество - способность к нанесению первого удара в расчете на безнаказанность, на то, что ответный, ослабленный удар другой стороны сможет быть отражен с помощью средств противоракетной обороны. Иными словами, существует объективная взаимосвязь между оборонительным и наступательным потенциалом, которая выражается в том, что усиление способности нейтрализации ответного удара означает одновременное увеличение наступательной мощи. Подобная взаимосвязь неоднократно признавалась представителями как СССР, так и США. Достаточно сказать, что в Договоре по ПРО, подписанном высшими руководителями этих стран в 1972 году, прямо говорилось, что "эффективные меры по ограничению систем противоракетной обороны явились бы существенным фактором в деле сдерживания гонки стратегических наступательных вооружений и привели бы к уменьшению опасности возникновения войны с применением ядерного оружия" 7. Этот вывод разделяет и большинство авторитетных исследователей, в том числе и в самих США. Так, специалисты из Гарвардского университета пишут: "Мир, в котором будет господствовать оборонительное оружие, может быть менее стабильным, зависящим от того, насколько совершенна будет система обороны. В таком мире соблазн для нанесения первого удара может увеличиться. Может возрасти и стремление создать новые, более эффективные наступательные системы оружия" 8. Таким образом, фактически признается тесная взаимосвязь между наступательным и оборонительным потенциалом, которая означает несомненное увеличение возможности стороны, обладающей оборонительным компонентом, к нанесению первого ядерного удара. Напомним, что программа СОИ предусматривает исследование различных направлений в развитии вооружений и концепций их использования. В частности, предлагается развернуть высокоэффективную широкомасштабную систему противоракетной обороны страны, включающую как наземные, так и космические эшелоны. Решение о практической реализации той или иной концепции ПРО предполагается принять позже, в середине 90-х годов, однако - и это необходимо особенно подчеркнуть - до этого времени намечается проделать основную часть научно-исследовательской и опытно-конструкторской программы работ, а также провести ряд испытаний отдельных компонентов и элементов системы ПРО. В итоге к тому времени, когда встанет вопрос о выборе той или иной концепции развертывания системы ПРО, то есть вопрос о принятии политического решения, уже будут разработаны важнейшие виды и системы оружия и боевой техники, предназначенной для ПРО. Иными словами, будет пройдена большая часть пути навстречу крупномасштабному производству и размещению качественно новых видов и систем оружия и боевой техники. Уже сегодня создание, например, противоракет наземного базирования вступило в этап полномасштабной разработки. Завершены испытания противоракет дальнего перехвата с боевой частью зонтичной конструкции; испытания низковысотной противоракеты продолжаются. До 1990 года США будут вести дальнейшую отработку средств ближнего, среднего и дальнего перехвата, начало развертывания которых может произойти уже в первой половине 90-х годов. Быстрыми темпами в настоящее время ведутся работы над созданием средств обнаружения и сопровождения целей, оружия направленной энергии (лазерами и ускорителями элементарных частиц), а также кинетического оружия. Разрабатываются новые источники энергии, транспортные средства и т. д. Особенно важное значение приобретают работы над высокопроизводительными ЭВМ, чья скорость обработки информации, объемы памяти и "интеллектуальность" намного превосходят существующие электронно-вычислительные машины. Таким образом, СОИ - это сугубо военная программа, направленная на создание принципиально нового вида оружия - ударных космических средств, которые по своей боевой эффективности будут многократно превосходить имеющиеся системы ядерных наступательных вооружений. Причем ударные космические вооружения являются по характеру своего возможного использования типичным наступательным оружием. Вместе с тем - и этот аспект реализации комплекса программ, ведущихся под лозунгом "стратегической оборонной инициативы", не всегда остается, заметен - работы по созданию СОИ ведут к резкому увеличению темпов гонки вооружений и во всех других областях военно-политического противоборства. Так, разрабатываемые системы оружия могут быть использованы не только в целях ПРО, но и в самом широком спектре военных действий - с использованием как ядерного, так и обычного оружия. Кроме того, проводящиеся в рамках СОИ научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы ведут к резкому качественному росту эффективности уже существующих видов и систем оружия. Не может, например, не обратить на себя внимание то, что создаваемая в рамках программы "звездных войн" система боевого управления, связи и разведки (которая, кстати, выступает важнейшим направлением проводимых в рамках СОИ работ) резко увеличивает возможности боевого управления наступательными ядерными силами США ведет к увеличению их боевой эффективности, приобретению этими силами способности наносить первый, "обезоруживающий" ядерный удар. Ярким примером того, как работы по СОИ содействуют появлению новых видов и систем оружия, являются результаты усилий, предпринимаемых Вашингтоном в области создания противоспутниковых средств. В настоящее время они ведутся по трем основным направлениям. Во-первых,- и это, пожалуй, на сегодня наиболее известное направление- разрабатывается авиационный противоспутниковый комплекс АСАТ, работы над которым ведутся с 1977 года. Он предназначается для поражения искусственных спутников Земли, находящихся на орбитах высотой до 1000 километров. В его состав входят модернизированный истребитель "F-15" и двухступенчатая ракета "Срэм-Алтаир", оснащенная малогабаритным перехватчиком с инфракрасной головкой самонаведения. К настоящему времени уже был проведен ряд испытаний этого оружия, в том числе и против реальной цели в космическом пространстве (перехват спутника "Солвинд"). Поступление на вооружение этих комплексов ожидается уже в 1987 году, а к 1992 году в составе вооруженных сил США предполагается иметь 40 самолетов и 112 ракет "Срэм-Алтаир" противоспутникового комплекса АСАТ. Важно подчеркнуть, что при испытании этих комплексов производится и отработка ряда элементов будущей широкомасштабной системы противоракетной обороны, в частности системы ориентации и наведения. Второе направление усилий Вашингтона в области создания противоспутникового оружия, работы по которому в настоящее время находятся на этапе проработки концепций и проведения поисковых исследований, включает создание искусственного спутника Земли, оснащенного ракетами с головной частью осколочного типа. Кроме того, изучается также вариант, применения спутников-мин, которые по команде из центра управления могут сближаться со спутниками противника и подрывать их. Эти средства могут быть созданы с использованием имеющейся технологии и с малым техническим риском. Наконец, имеются планы создания противоспутниковых систем с использованием источников направленной передачи энергии (высокоэнергетические лазеры, генераторы сверхвысоких частот, ускорители частиц), а также электродинамических ускорителей. Таким образом, налицо широкий комплекс предпринимаемых Вашингтоном усилий в области создания противоспутниковых вооружений, который сегодня реализуется ускоренными темпами, с использованием всех новейших достижений науки и техники. Их очевидная военная направленность не вызывает сомнений: по существу, ставится задача обеспечения максимально благоприятных условий для нанесения первого ядерного удара. Именно поэтому использование противоспутниковых средств рассматривается специалистами как прелюдия к "большой" войне, как составная часть приобретения Соединенными Штатами потенциала первого удара. Так, в соответствии с одним из сценариев нанесения первого удара противоспутниковые системы и рентгеновские лазеры космического базирования должны уничтожить советские системы раннего оповещения и спутники связи, ракеты "Першинг-2" и крылатые ракеты - нанести удар по центрам командования, контроля, связи и политическим центрам Советского Союза и других стран. Затем баллистические ракеты подводных лодок и межконтинентальные баллистические ракеты уничтожают пусковые установки советских МБР, а ударные космические вооружения "добивают" уцелевшие советские ракеты и наиболее важные объекты, расположенные на поверхности Земли 9. Таким образом, противоспутниковым системам оружия и ударным космическим вооружениям отводится важнейшая роль в потенциале первого удара США. Их создание находится в ряду самых приоритетных задач американского империализма в рамках программы СОИ. Этот вывод подтверждается и тем, что само по себе противоспутниковое оружие или ударные космические вооружения не могут использоваться в каком-то локальном конфликте или при ведении "ограниченных" войн. Их применение неизбежно приведет к быстрой эскалации конфликта до глобального уровня, его перерастанию в мировую войну. Это объясняется в первую очередь тем, что значение военных и других объектов, против которых намечается использовать космическое оружие, чрезвычайно велико. Нападение на них справедливо рассматривается как первая фаза всеобщей войны с использованием всех сил и средств, а не как частная операция. Кроме того, характер этих вооружений говорит о том, что их применение не может быть локализовано каким-либо отдельным районом Земли или выполнением частных задач. Как справедливо отмечают советские эксперты, "это обусловлено, в частности, тем, что противоспутниковые операции в силу законов астродинамики не могут быть локализованы (по положению целей и средств их поражения) и сразу приобретут глобальный характер... Дело усугубляется и тем, что противоспутниковые акции неминуемо затронули бы космические элементы подсистемы управления и связи со стратегическими силами. А это верный путь к тому, чтобы спустить курок обмена ядерными ударами"10. Этот вывод, наконец, подтверждают и те диаметрально противоположные позиции, которые заняли Советский Союз и Соединенные Штаты по вопросу о запрещении противоспутниковых систем оружия. Как известно, СССР выступает за полный запрет на создание, испытания и развертывание новых противоспутниковых систем, а также за ликвидацию уже имеющихся систем такого оружия обеих сторон и заключение международного соглашения об иммунитете искусственных спутников Земли. Для того, чтобы облегчить решение этой задачи, СССР в одностороннем порядке объявил в 1983 году мораторий на испытания противоспутникового оружия на все то время, пока другие государства, в том числе и США, будут воздерживаться от вывода в космос противоспутниковых средств. И наоборот. Соединенные Штаты выступают против установления запрета на противоспутниковые системы и заключения соглашения об иммунитете искусственных спутников Земли, всячески, форсируют создание этого вида оружия, отказываются последовать примеру СССР - ввести мораторий на испытания противоспутниковых средств. Программа "звездных воин" - главный барьер на пути разоружения КАК ИЗВЕСТНО, внесенные на встрече в столице Исландии советские компромиссные предложения открывали реальную возможность для достижения соглашений по важнейшим для человечества вопросам - ликвидации ядерного оружия, запрещению ядерных испытаний, недопущению выхода оружия в космос. Однако практически достигнутое согласие по крупнейшим вопросам современности не удалось воплотить в обязывающие договоренности из-за категорического нежелания Вашингтона отказаться от идеи милитаризации космического пространства. Конкретное выражение это нашло в отказе американской стороны в Рейкьявике укрепить режим Договора по ПРО, препятствующего реализации СОИ. Вместе с тем хотелось бы подчеркнуть, что реализация программ, ведущихся в рамках СОИ, уже сегодня противоречит этому договору, который является важнейшим соглашением по ограничению и прекращению гонки вооружений. В Договоре по ПРО от 1972 года, например, прямо указано: "Каждая из сторон обязуется не создавать, не испытывать и не развертывать системы или компоненты ПРО морского, воздушного, космического или мобильно-наземного базирования" (ст. V, п. 1) и. Кроме того, в договоре говорится о том, что "каждая из сторон обязуется... не развертывать в будущем РЛС предупреждения о нападении стратегических баллистических ракет, кроме как на позициях по периферии своей национальной территории с ориентацией вовне" (ст. VI)12. Наконец, СОИ противоречит Договору по ПРО и в его принципиальной основе - положении, запрещающем развертывание системы ПРО территории страны,- на подрыв которой и нацелены планы США I3. Действительно, как было показано выше, Соединенные Штаты уже ведут работы по созданию элементов и компонентов будущей широкомасштабной (то есть территории страны) системы ПРО, уже модернизируют свои РЛС предупреждения, расположенные на территории других стран. Таким образом, Вашингтон уже нарушает ряд положений Договора по ПРО. Наконец, Соединенные Штаты уже проводят испытания - и отнюдь не в лабораторных условиях - отдельных элементов широкомасштабной обороны территории страны, в частности в космическом пространстве. Иными словами, Вашингтон уже не выполняет взятые им на себя договорные обязательства, пытается отмежеваться от них под самыми различными предлогами. Доказательство этому - отказ США от ОСВ-2. В Заявлении Советского правительства от 5 декабря 1986 года говорится: "Договор по ПРО - это следующая мишень после Договора по ОСВ-2. Американская администрация принялась постепенно расшатывать и это соглашение". Этот важнейший документ оказывает сдерживающее влияние на ведущиеся приготовления по выводу оружия в космос, связывает руки тем, кто хотел бы, чтобы были убраны последние препятствия на пути качественной гонки вооружений. Этим объясняется и категорическое нежелание американского президента и стоящих за ним кругов взять на себя обязательство (кстати, совместно с СССР) не выходить в течение десяти лет из Договора по ПРО. Это нежелание стало причиной срыва договоренности в Рейкьявике по широкому кругу важнейших вопросов: о крупных сокращениях стратегических наступательных вооружений и ликвидации ядерных ракет средней дальности, которую предложила советская сторона. И как бы сейчас ни старались представить в США позицию, занятую американским президентом в Рейкьявике, после встречи на высшем уровне в исландской столице стало особенно ясно, что для успешного продвижения вперед в деле ограничения и прекращения гонки вооружений необходимо, чтобы Соединенные Штаты отказались от опасной в самой своей сути идеи "стратегической оборонной инициативы" как от ставки на новый виток гонки вооружений. В противном случае мир ожидает еще более опасный этап военных приготовлений, который может привести к тому, что все народы планеты будут поставлены на грань термоядерной катастрофы. Такой отказ требует пересмотра ряда принципиальных положений американского политического мышления, и прежде всего ставки на военную силу как решающий инструмент внешней политики, требует признания не на словах, а на деле принципа равенства и одинаковой безопасности, разрыва с иллюзиями о возможности достижения военно-технического и военно-стратегического превосходства над социализмом. Понятно, что этот шаг правящей элите США сделать крайне трудно, но осуществить его, в конечном счете, все-таки придется, ибо объективный ход развития человечества заставит правящие круги Вашингтона отказаться от идей достижения военного и технологического превосходства, на которых сегодня основывается политика Соединенных Штатов. К сожалению, пока что все говорит о том, что в Вашингтоне не произошло сколько-нибудь заметных изменений во внешнеполитическом курсе. Скорее наоборот. Судя по действиям американской администрации, там в еще большей степени уверовали, а теперь и пытаются убедить других в том, что СОИ - единственный реальный путь обеспечения американской безопасности, гарантия сохранения интересов США в мире в целости и сохранности. Договариваются даже до того, как это сделал, например, небезызвестный 3.Бжезинский, будто в Рейкьявике "СОИ была катализатором любого достигнутого прогресса", и призывают американского президента в целях облегчения задачи ограничения тонки вооружений.... "немедленно принять решение об ускорении развертывания стратегической обороны" 14. Вот уж, действительно, логика наизнанку! Поэтому сегодня становится особенно актуальным вопрос: какие последствия ожидает человечество от продолжения такой безрассудной политики? Ответ на него, как думается, совершенно однозначен. Очевидно, что если реализация программы СОИ - не будет остановлена, то человечество вступит в новый, еще более опасный виток гонки вооружений, который самым глубоким образом окажет влияние на все виды оружия и формы военной деятельности. Качественная гонка вооружений приобретает такие темпы и инерцию, которые могут навсегда лишить нас возможности ограничить или даже контролировать этот процесс. В силу невиданного усложнения оружия и военной техники, стирания граней между отдельными видами и системами оружия международный контроль за соблюдением договоренностей об ограничении гонки вооружений станет трудноосуществимым. Создание "оборонительных" вооружений будет продолжаться параллельно с качественным совершенствованием и количественным наращиванием наступательных ядерных средств. Для того, чтобы предсказать подобные последствия, не нужно быть пророком. Уже сегодня очевидно, что продолжение Соединенными Штатами программ "стратегического перевооружения" (о которых в Вашингтоне сейчас стараются не особенно распространяться) приведет в ближайшем десятилетии к тому, что у США появятся новые тысячи средств доставки и десятки тысяч ядерных боеприпасов только в стратегическом наступательном арсенале. Другими словами, за разговорами о желании "сделать ядерное оружие устаревшим" ведутся широкомасштабные работы по созданию качественно нового наступательного стратегического потенциала в дополнение к уже имеющемуся в США. Речь идет о новых типах МБР "MX" и "Миджитмэн", БРПЛ "Трайдент-2", крылатых ракетах всех типов базирования, стратегических бомбардировщиках "В-1В" и "Стелт". Все эти системы предполагается развернуть уже в будущем десятилетии. И, несмотря на успешную (как утверждают в Вашингтоне) реализацию программы СОИ, эти программы никто не сворачивал, более того - они ускоряются. Очевидно, что подобные перспективы не могут содействовать укреплению международной безопасности. Но ситуация еще более обострится, если в имеющееся стратегическое уравнение будет внесен новый неизвестный фактор - широкомасштабная противоракетная оборона. Стратегическая ситуация, при которой обе стороны имеют и наступательные, и оборонительные системы оружия, намного опаснее и нестабильнее, чем если бы у них были только наступательные вооружения. Расчеты показывают, что даже незначительные, малые преимущества одной из сторон в эффективности ее оборонительной системы сразу же дестабилизируют всю стратегическую ситуацию, ведут к провоцированию ядерной войны15. Такое положение сохраняется и даже при значительном сокращении наступательных вооружений, то есть сокращение этих вооружений при сохранении оборонительных систем отнюдь не гарантирует сохранение стабильности. Пресловутая "стратегическая оборонная инициатива" - не только фактический обман народов, но и, как отметил М.С.Горбачев 21 ноября 1986 года в своем интервью индийским журналистам, "главное препятствие на пути договоренностей, на которые мы выходили в Рейкьявике. В военном плане СОИ,- отметил он далее,- это новый этап гонки вооружений, это выход на новые виды оружия, на космическое оружие. Ясно, что это не ослабит международную напряженность, а еще больше ее поднимет. В политическом плане, если осуществится программа СОИ, то какой смысл вообще вести переговоры? И кто пойдет на то, чтобы облегчать задачу военно-промышленного комплекса и авантюристов от милитаризма? СОИ дестабилизирует стратегическую ситуацию, не укрепит доверия, а, наоборот, еще больше его подорвет, будет сеять подозрения. Увеличится неуверенность. Ситуация, которая может возникнуть, чревата опрометчивыми решениями. Вот почему и американцам, и всему мировому сообществу надо все взвесить, куда толкает мир СОИ". Сейчас, после Рейкьявика, в международных отношениях сложилась новая ситуация. Народы воочию увидели реальную перспективу, практическую возможность создания безъядерного мира. Они убеждены: возврата назад нет. А путь вперед только один - через новое политическое мышление, через осознание реальностей современного многообразного, противоречивого и целостного мира. ______________ 1 См. St. French. "Star Wars". The Technology and Politics of Space Weapons. London, 1985, p. 13. 2 "Правда", 14 октября 1986 г. 3 G. Adams. Pentagon Maneuvers for High Funding.- "Bulletin of the Atomic Scientists", April 1986, p. 5. 4 W. J. Broad. Star Warriors. New York, 1985, p. 214. 8 Ibid., p. 169. 5 Ibid., p. 169. 6 Подробнее см.: S. Armstrong, P. Grier. Strategic Defense Initiative. Headline Series, 1985, pp. 32-33. 7 "Борьба СССР за мирное использование космоса". Документы и материалы в двух томах, т. I. Политиздат, 1985, стр. 327. 8 "Living with Nuclear Weapons". Toronto - New York, 1983, p. 237. 9 См. "The U. S. Space Offensive". Helsinki, 1985, p. 16. 10 "Космическое оружие: дилемма безопасности". М., 1986, стр. 129-130. 11 "Борьба СССР за мирное использование космоса", т. I, стр. 329. 12 Там же. 13 Это положение зафиксировано в статье I, пункте 2 договора. 14 "U.S. News and World Report", November 3, 1986, pp. 31-32. 15 См. "Гонка вооружений в космическом пространстве должна быть предотвращена". Всемирная федерация научных работников. 1985, стр. 30-33. Международная жизнь январь 1987 г.

Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован